Голос поколения: Вибрации души

Голос поколения: Вибрации души

Дальневосточная культура – удивительная и многогранная. В Хабаровске много талантливых музыкантов, художников, писателей и поэтов, чьё творчество вдохновляет и будоражит душу. Поговорить о том, что такое поэзия и кого можно назвать поэтом, мне удалось с хабаровским молодым творцом, пишущим и выступающим перед публикой под псевдонимом «Рефлексирующее Нечто». Его творчество зацепило меня темной палитрой цветов и трагизмом. При чтении его стихотворений внутри рождалось ощущение, будто душа автора разрывается на части. На встречу ко мне пришел парень с приятной улыбкой, но печальными глазами.

— Почему ты не захотел раскрывать настоящее имя, а предпочел остаться под псевдонимом?

— Я для себя сепарирую имя и «Рефлексирующее Нечто». Было много разных этапов, в которых я определял, что есть такое «Рефлексирующее Нечто». И в финале, к чему я пришел сейчас, я бы хотел, чтобы «Нечто» было чем-то абстрактным, чтобы каждый человек мог находить в этих работах себя.

Кстати, у творческого имени поэта интересная история. С ним ему помогла определиться преподаватель. Случилось это на паре по риторике. Перечисляя характеристики плохого оратора, она задала аудитории вопрос: «Вы же не хотите стать рефлексирующими нечто?». И начинающему поэту это имя в тот момент запало в душу.

Первое стихотворение парень написал в 6 лет на день рождения своей мамы. «Это был ужас, – засмеялся парень. – А так я всегда писал, сколько себя помню».

— Много пишешь?

— Раньше писал несколько раз в неделю, сейчас смешиваю настроение и практику. То есть я понимаю, что, как в любом ремесле, необходимо все время что-то делать, но при этом я не хочу себя заставлять. Иначе это графоманство бестолковое.

— А технические моменты соблюдаешь?

— Я не поэт. У меня было много споров на эту тему с людьми, которые являются поэтами, писателями и просто обывателями. Многие говорят: «Ты – поэт», а я не соглашаюсь. У меня есть свои критерии, в которых я существую. Для меня поэт – тот человек, который знает теорию. Я ее не знаю.

— Почему ты не хочешь ее изучить?

— Что-то изучаю, что-то читаю, но, наверное, мне это не всегда нужно. Потому что меня рамки всегда сжимают в тиски.

— Если ты не поэт, то кто ты?

— «Нечто». Человек сам в общем непонятная субстанция. Она одновременно простая и сложная, ясная и непонятная.

— Но ты хочешь развиваться?

— Я и так развиваюсь. Если бы я этого не хотел, то ни в чем не участвовал бы. Понимаю, что также необходима любая критика. И вот в прошлом году я пошел на такую «критику стихов», готовился к ней морально, и когда мне все это сказали, было плохо. Потом я сделал для себя выводы: что-то отбросил, с чем-то согласился. Это тоже развитие, рост. Считаю, что, если сравнивать, что было до критики и стало после нее, то это абсолютно разные вещи.

— Что для тебя важно, когда ты выступаешь: признание или эмоции, которые ты получаешь?

— Эмоции. Это необходимая вещь.

— А что ты хочешь донести до слушателя?

— Донести ничего не хочу. Как сказал хабаровский музыкант Александр Кандауров, то, что может быть понято неправильно, будет понято неправильно. И как говорил Кандинский, если творчество вызывает вибрации, то это кому-то нужно. И я для себя принял явление, что вибрации могут быть любые.

— Каждый раз переживаешь, когда выступаешь?

— Чаще всего.

— В твоем творчестве много серости: «смерть», «грязь», «лицемерие». Это личное?

— Да.

— А как ты считаешь, поэттолько депрессивный человек?

— Здесь вопрос в том, что каждый по-своему выплескивает свои эмоции. Человек, который не страдает, не испытывает сильных эмоций, я считаю, не может быть творцом. Но есть люди, которые вымещают свою боль в позитиве. Я так, например, не умею, но хотел бы к этому стремиться.

— Что делает тебя счастливым?

Момент.Когда ты там, где есть и получаешь удовольствие.

— Банальный вопрос, но был бы у тебя сейчас миллион… На что бы ты его потратил?

— Были бы сейчас деньги, я бы купил кахон (улыбается).

— В каких проектах ты участвуешь в Хабаровске?

— Сейчас являюсь частью команды «Рэнга». Это творческий клуб. Литературу обсуждаем, да просто смеемся. Еще выступал на творческих вечерах «Утеса», пару раз ходил на «Соло», «Поли-арт». «Оттепель». Да у нас на самом деле много всего.

— А что для тебя вдохновение?

— Часто вдохновение отождествляют с понятием «муза». Я в музу не верю. Вдохновение… Я очень люблю ночь, вечера, темноту. Меня это дико вдохновляет. Но и часто бывают случайные моменты. Город люблю. Старые, обшарпанные, полуразбитые домишки. Я прям кайфую от них. Люблю зиму, мороз, когда тебя прям обжигает снегом.

— Каких хабаровских музыкантов посоветуешь послушать нашим читателям?

МА ГАК ПА, Фея нервных окончаний, ЛШБ (группа «Лев. Шиншилла. Батискаф»), Дмитрий Шакиров (группа «Восточное Шоссе»), Александр Кандауров, AVARIT, Шизандра, Замечательно (проект Аглаи Гололобовой), Вентшахта… Можно продолжать и дальше. Это лишь малый список того, что я могу предложить.

Поэзия многогранна. И каждый поэт вкладывает собственный смысл в это слово. Для одного поэзия – крик души, для другого – миссия, для третьего – уютный маленький домик в хвойном лесу, в котором можно спрятаться от реального мира.

***
Такие грустные глаза,
У проезжающей буханки.
Пройдёт момент, стечёт слеза
На перекрёстке у гос.банка.

Куда несёт этот металл,
Набитый до дверей телами?
Его маршрут — дорожный шквал,
Усеян тусклыми местами.

И громом воет дымоход,
Небрежной старенькой каталки.
Она людей домой везёт,
Играя с вывесками в салки.

А светофорные лучи
Ей так постыдненько мигают.
На остановке не кричи,
Когда тебя живьём съедают.

Её дорога — зов с небес,
Безотлагательная мука.
Каждый привал снимает стресс,
Но не на долго их разлука.

И этот реющий гигант
Живёт судьбою подневольной.
Вкушая придорожный смрад,
Он не готов сказать: «Довольно! «

Беседовала Диана Долгунцева.

Фото и стихотворение из архива героя.

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.