Жизнь рыбокожих туземцев: как жили предки нанайцев

Жизнь рыбокожих туземцев: как жили предки нанайцев

Давно вы в последний раз задумывались, на какой из лодок лучше отправиться на охоту? Или стоит ли сегодня обращаться за помощью к шаману? А когда-то эти и другие похожие темы ежедневно поднимались в семьях нанайцев и негидальцев. Попробуем разобраться, что это за народы, и как они жили во времена предков.

Нанайцы и негидальцы — представители коренных малочисленных народов Хабаровского края. Их культура уходит в глубокую древность.


Слово «нанай» расшифровывается с нанайского языка как «человек земли» («на»-человек, «най»- земля), но много веков назад представителей этого народа называли гольдами. Жилища гольдов назывались фанзами, а их хранительницами являлись женщины. «Именно поэтому, — поясняет представительницы нанайского народа Ульяна Чернышева, — хозяйка пользовалась такими же правами, как и глава семейства».


Рыболовство летом и звериный промысел зимой составляли главное занятие этого народа и обеспечивали всё его существование.
В своих религиозных верованиях гольды были преданы шаманству. Существовало множество поверий, легенд и мифов. Например, они верили, что шаманы могут летать в небесный мир, где в виде птичек живут и плодятся человеческие души, поймав одну из них и спрятав в особый мешочек, шаман «возвращался на землю», тогда у обратившейся к нему женщине должен был родиться ребёнок.

Подвески кумпэ

Также гольды считали, что шаманы были созданы именно для перевозки душ в загробный мир. Один из мифов гласит, что когда-то людей на земле стало так много, что жить им стало тесно, тогда будущий шаман отпер дверь «на тот свет». Люди стали умирать, но хоронить их было некому, никто не знал, как это делается. Тогда ночью будущий шаман увидел сон, в котором к нему явился страшный дух и сказал: «Я хочу сделать тебя шаманом, чтобы ты умел хоронить людей и провожать их в загробный мир». Как только появились шаманы, люди научились провожать почивших родственников. «Представители нашего народа уважают легенды, а некоторые до сих пор продолжают верить в них, потому что это наша история, и мы дорожим приданиями, как ими дорожили предки», — рассказывает Ульяна.


Что касается внешнего вида гольдов и негидальцев, взрослые мужчины одевались в оленьи шкуры, а женщины и дети носили одежды из рыбьей чешуи. Мастерицы даже умели украшать свои платья пёстрыми вышивками. Из-за одеяния китайцы называли их «рыбокожие туземцы». И мужчины, и женщины растили длинные прически с пробором посередине. Мужчины заплетали одну, а женщины — две косы. Длинные волосы олицетворяли гордость и независимость, а нежелание стричь волосы доходило до суеверного страха. «Нестриженные волосы служили знаком свободы от маньчжурского эдикта (свод положений, определяющий государственную идеологию — прим. ред.), предписывавшего носить волосы по определённому образцу», — поясняет Леопольд Шренк в статье «Об инородцах Амурского края».
Сейчас, когда мы заказываем такси из любой точки города в один клик, сложно представить, какого каждый день пересекать Амур на плотах. Или уходить на 600-800 км от дома, чтобы отыскать подходящее место для охоты. Нанайцы передвигались на плоту, который назывался «тэму» («тэ»- сидеть «му»- вода) или на лодках «утунги» с помощью вёсел «соил». Неотъемлемой частью жизни нанайца была «оморочка» — разновидность лодки, без которой гольда нельзя было и представить. Даже вдоль стойбища никто не ходил пешком, а всегда плавали в оморочке. С неё ловили рыбу, охотились, под ней спали в пути и прятались от дождя. После смерти гольд не расставался со своей оморочкой: на могилу каждого мужчины необходимо было положить отломленный от его лодки нос.
Чтобы побольше узнать о культуре предков, Ульяна Чернышева вместе со своей семьёй жила в нанайском поселении Нижние Халбы, которое находится на берегу Амура в Хабаровском крае. Это село — место компактного проживания нанайцев. Раньше здесь располагалось нанайское стойбище Халбо. Когда-то в селе жил и работал Валентин Ильич Гейкер — писатель, член Союза писателей России. Ещё в их школе, которая является одной из старейших школ района, учился и работал первый нанайский поэт — Аким Дмитриевич Самар, погибший в Сталинградской битве.

Алина Ачина.

Редактор Полина Никулина.

Фотографии Евгении Анисимовой из этнографическо экспозиции

Хабаровского краевого музея имени Н.И. Гродекова.

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.