Как архитектор превратил 240.000 рублей в успешный ресторан

Как архитектор превратил 240.000 рублей в успешный ресторан

Мы сходили в гости в Хуму и встретились с Романом Сином – основателем бренда корейской кухни Gangnam cafe, владельцем Дома восточной кухни Хума. Он рассказал о себе, поделился историей вхождения в ресторанный бизнес, рассказал о текущих проектах и планах. Делимся приятным и дружеским интервью.

Вкурсе: Здравствуйте, Роман. Расскажите о себе. Чем любите заниматься в свободное от работы время? 

Роман Син: Я – киноман, люблю ходить в кино. Люблю автомобили: знакомиться с ними, тестировать, ездить, покупать. В принципе все, у меня не так много хобби. 

В: Как вы пришли в ресторанный бизнес? 

Р: Случайно. По образованию я архитектор. Закончил университет, пошел работать по специальности, встретил супругу. Она занималась общепитом. И как-то поехали с друзьями отдыхать в Таиланд, увидели, что в торговом центре продают роллы поштучно. На тот момент такого продукта, как продажа готовых роллов в Хабаровске, не было. Нам пришла идея упаковать это и представить у себя в городе. В бизнесе нас было трое: я, супруга и ее брат. Нашли место на центральном рынке, и началось. Первое время мы с братом моей жены ночами крутили роллы на кухне в хрущевке и отвозили на рынок. Мы тогда мало понимали в этом бизнесе, не знали, что нужен производственный цех, какие-то разрешения. Этот бизнес-проект нам обошелся в 240000 рублей. 

Людям понравилась наша идея. Было интересно попробовать, они покупали. Через год мы нашли новое помещение на втором Хабаровске и открыли доставку. Еще через год открыли суши бар, который до сих пор существует, но я там как участник бизнеса больше не состою. 

В: Ресторанный бизнес – это сложно? 

Р: Да. Но я считаю, что каждый должен найти свое дело. Автослесарю было бы тяжело стать поваром, а тому, кто всю жизнь был поваром, сложно стать автослесарем. Все относительно. Если объективно оценивать ресторанный бизнес, то да, – это сложно. Потому что он очень сильно привязан к эмоциональному сервису, и существует большая вероятность не понравиться посетителю кухней или обслуживанием. Тем более сейчас гости очень требовательны, но у всех разные понятия сервиса и угодить каждому порой тяжело. 

В: Какими чертами, на ваш взгляд, должен обладать ресторатор? 

Р: В первую очередь нужно уметь быть клиентоориентированным. Как-то нам сделали комплимент и сказали, что в нас присутствует ген гостеприимства, поэтому у нас все получится. 

В: Если бы не ресторанный бизнес, то чем бы вы занимались? 

Р: Строительством или чем-нибудь, что с этим связано. По образованию я архитектор. После вуза какое-то время работал проектировщиком, потом муниципальным служащим в районной администрации, но чиновником мне быть не понравилось. 

В: Что посоветовали бы себе в начале пути ресторатора? 

Р: Честно скажу, не знаю. Мне кажется, все, что я имею, я получил своевременно и заслуженно. И пока, по текущей работе бизнеса, ни о чем не сожалею. Наверняка всё можно было бы сделать быстрее и избежать каких-то ошибок, но все было вовремя. 

В: С какими трудностями вы столкнулись, когда открывали Gangnam и уже ожидали их при открытии «Хумы»? 

Р: В Gangnam как таковых трудностей не было. Хотя нет. Когда открылись, оказалось, что мы не были готовы с точки зрения сервиса и технической производительности. В первый же день в шесть часов вечера у нас закончились все продукты. Ты одну позицию ставишь «в стоп», потом другую, третью. И понимаешь, что сидит полный зал гостей, а готовить нечего. Пришлось выйти в зал и сказать: «Извините, мы не можем вас обслужить». У нас была хорошая пиар-программа и очередь стояла как в Макдональдсе 1990 года. Благо команда была хорошая, продукт был хороший – гости нас простили. Мы быстро смогли реабилитироваться и уже в дальнейшем реализовать более качественный сервис. 

В: Как у вас возникла идею открыть «Хуму»? 

Р: На самом деле к этому проекту мы не были готовы. Нам предложили хорошее помещение, а в процессе стройки мы придумали эту концепцию. Если Gangnam – проект, который давно хотели и долго к нему шли. То «Хума» – проект, который реализовывался, исходя из обстоятельств. Сначала думали открыть паназиатскую кухню, потом поняли, что продукт получается дорогой. Решили на этом месте открыть мясной ресторан, даже отправили шеф-повара на обучение в Москву. Но позже все переигралось, и было решено открывать панвосточную кухню – простой и понятный продукт. В итоге гостям нравится, и мы рады. 

В: Какой из филиалов Gangnam cafe успешнее: в Хабаровске или Владивостоке? 

Р: Однозначно в Хабаровске. Во Владивостоке рассчитывали на туристический трафик, в частности на корейцев. Но оказалось, что корейцы приезжают на 2-3 дня и ходят по экзотическим для них местам – ракушек и крабов поесть. В этом просчитались. Но, спустя год, у нас сформировалась своя аудитория. Когда произошел туристический спад, мы не особо почувствовали эту проблему, потому что наш гость – местный житель. 

В: Какой из двух ваших проектов: Gangnam cafe или Хума вам ближе по духу, атмосфере, кухне? 

Р: Это тоже самое, что спросить, кого вы больше любите: дочку или сына? А у меня и дочь, и сын. Оба проекта для меня важны. Это разные проекты и разные форматы. Но, может быть, Gangnam, потому что это первенец, и он эмоционально и национально ближе. Это та кухня, в которой мы стопроцентные эксперты, особенно моя супруга, у нее хорошо развито чувство вкуса. 

В: Сами ли вы продумываете меню для своих ресторанов? 

Р: В «Хуме» придумывали стихийно. Представили все национальные блюда, со временем что-то убрали, что-то добавили. Все тестировали и вводили изменения. В ресторанном бизнесе мы относимся к меню так: каждое блюдо должно быть идеально. И всегда дорабатываем вкус. Если понимаем, что салат не очень, то мы его дорабатываем или убираем. 

В: Что обязательно нужно попробовать для знакомства с вашими ресторанами? 

Р: В Gangnam: cамгепсаль – корейское BBQ, которое готовишь сам, и соджу с пивом. Пить соджу с пивом, жаря мясо – просто отлично! А также обязательно попробовать кимчи и юкедян. В «Хуме»: хинкали, манты, хачапури, и салат Орзу. 

В: В какие заведения любите ходить сами? 

Р: Так чтобы прям ходить – не знаю. Когда начинаешь заниматься ресторанным бизнесом, то становишься более требовательным к другим заведениям. Иногда бываем в «Эхо», в «Сопку» недавно ходили.   

В: Есть ли что-то положительное от ситуации с пандемией? 

Р: В любом случае, как для предпринимателя, пандемия – это проверка на вшивость. А еще зачистка в конкурентной среде. Конечно, это тяжело. В первую очередь ты воспринимаешь это болезненно, но понимаешь, что тебе нужно преодолеть это. Когда справляешься, то понимаешь, что вырос эмоционально и профессионально. В первую очередь, мы предприниматели, которые могут держать удар. 

В: Если бы сейчас была такая возможность открыться в любой точке мира, то где бы открылись? 

Р: В Нью-Йорке. Это центр мира, как говорят, и все хотят туда уехать. Я не был в штатах, но почему-то хочется именно там. 

В: Что бы открыли? 

Р: Какой-нибудь эксклюзивный ресторан с высоким сервисом. 

В: Планируются ли какие-то новые проекты? 

Р: Реализовали «Хуму» в формате фуд-корт. Открыли корнер в Brosko Mall. Есть предложение открыться на Сахалине в торговом центре, но пока решаем вопрос делегирования или сотрудничества, кто мог бы там руководить. В Gangnam хотим реализовать формат быстрого питания. Формат фуд-корта уже представлен, хотим еще в формате автокафе. 

В: Есть какие-нибудь пожелания читателям? 

Р: Самое главное для начинающих и всех предпринимателей – стремиться к цели, уметь мечтать и визуализировать, не сдаваться и уметь терпеть, потому что в бизнесе бывает случается не так, как планируешь. Очень важно соблюдать профессиональную этику, потому что репутация в бизнесе – это основополагающее.  

 

Дарига Оспиова 

Комментировать

2 Comments

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *