Подводные байки: зачем дальневосточники занимаются дайвингом

Подводные байки: зачем дальневосточники занимаются дайвингом

Череда дождей как бы намекает, что пора отращивать жабры или учиться подводному плаванию. Оставим первый вариант научным фантастам и остановимся на втором. Освоить курс дайвинга в Хабаровске можно, несмотря на отсутствие моря. Корреспондент «Вкурсе» поговорила с опытными дайверами и узнала, чем ныряльщики помогают людям и какие опасности поджидают новичков. 

Космическое погружение 

Когда слышишь про хабаровский дайвинг, представляешь аквалангиста, который умиротворенно плещется в мутных водах Амура. На самом деле, в городе хабаровчане только учатся, чтобы в отпуске полностью отдаться процессу, не отвлекаясь на наставления тренера. И всё же дайвинг – это не только экстремальное развлечение. Никто не отменял разного рода поисковые и спасательные подводные работы. В условиях Дальнего Востока такие погружения становятся тем еще испытанием из-за мутной и холодной речной воды. Когда вокруг полная темнота, а из помощников один только компас, любому может стать не по себе, но только не опытному ныряльщику. 

«Доставали как-то уазик. Из-за тёмной воды ничего не видно, ориентируешься, в большей степени, наощупь, но мне это нравилось, – вспоминает Павел Забанов, один из старших членов якутского клуба аквалангистов «Северный Скат». – Чувство такое, как будто бы ты очутился в космосе. И вот ты летишь в невесомости туда, куда направишь своё тело, а потом, как будто бы из ниоткуда, перед тобой появляется та самая машина, которую вы всё это время искали». 

Счет на секунды 

В дайв-школах будущих ныряльщиков обучают не только плавать. Один из основных навыков в арсенале современного аквалангиста – спасение утопающих. В конце концов мало ли что может случится на открытой воде. Небольшие команды дайверов часто дежурят на общественных пляжах в качестве спасателей. Чрезвычайные ситуации происходят не часто, но требуют от дайверов быструю реакцию и профессиональную подготовку. 

«Дело было летом. Сидели на своём посту, следили за людьми, – рассказывает Павел Забанов. – Внезапно мой напарник указал куда-то в середину озера и побежал в сторону воды, сказав что-то про человека, который ушёл под воду. Медлить было нельзя, время в таких случаях – самый драгоценный ресурс.  

Спасатели-аквалангисты успели вовремя. Оказалось, что человек потерял сознание прямо в воде. Это единственный случай за 17 лет дайверского стажа, когда Павлу пришлось спасать чью-то жизнь.  

Без сертификата никуда 

Нырять в теплом море намного приятнее, чем проводить спасательные работы в реках и озерах. Там и подводный мир намного богаче, и шанс заморозить конечности ниже. У основателя хабаровской школы дайвинга Dive27 Владислава Звонкова есть два любимых места для погружений, рассказами о которых он мотивирует своих учеников:  

«Больше всего мне понравилось Красное море. Первый раз я погружался без акваланга, а с обычной маской, и просто влюбился в это море. Необычайная красота подводного мира, прозрачность воды зацепили меня до глубины души. Вторая поездка, которая мне очень запомнилась – это поездка на Филиппины. Филиппины представляют из себя острова, их очень много, и каждый из них имеет свои особенности. Где-то мы ныряли с акулами, где-то – с черепахами, а где-то плыли в огромном косяке тунца», – делится впечатлениями Владислав. 

Чтобы на курорте выдали оборудование и разрешили нырять самостоятельно, нужно предъявить международный сертификат. Такое дайверское «удостоверение» необходимо даже тем, кто не планирует выезжать дальше Приморья. Получить его можно, пройдя курс обучения по одной из программ, одобренных международным дайв-сообществом. В Хабаровске можно обучаться по двум системам: NDL (National dive league (англ.) – национальная лига дайвинга) и PADI (Professional Association of Diving Instructors (англ.) – профессиональная ассоциация инструкторов по дайвингу). NDL разработана российскими специалистами на базе PADI и учитывает особенности менталитета россиян. Обе программы имеют международные сертификаты, которые позволяют дайверам нырять в любой точке мира.  

«Первый свой международный сертификат я получил в Таиланде, когда поехал на отдых, – говорит Владислав Звонков. – Одной из целей поездки было как раз обучение, которое я прошёл в группе других русскоговорящих дайверов. Сложностей в получении сертификата не было никаких, потому что мне нравился сам процесс. Я был увлечён». 

Подводные камни 

Послушав опытных ныряльщиков, кажется, что дайвинг – это просто. На самом деле ныряльщика поджидает множество подводных камней. Он должен иметь глубокие познания в области физики, человеческой физиологии, не теряться в чрезвычайно ситуации, знать об особенностях каждого предмета в своем снаряжении и уметь ими правильно пользоваться. Во время погружений с новичками происходит множество разных казусов. Например, потерю маски при нырянии спиной вперед инструктора считают обычным делом. А вот азотный наркоз или, по-другому, глубинная болезнь, более редкая, но и более серьезная проблема.  

«Мы погружались на затопленный корабль, глубина порядка 28 метров, – рассказывает Владислав Звонков. – Это было учебное погружение, мы со студентами отрабатывали ряд навыков. После завершения начали двигаться вдоль борта. Подходим к корме, вся группа останавливается, понимая, что нужно заворачивать, но один из дайверов продолжает движение, которое направлено просто в море. Я останавливаюсь, жду, когда он обернется, но этого не происходит. Я догоняю его, разворачиваю и понимаю, что это – азотный наркоз. Затем приподнимаю человека на меньшую глубину, чтобы тот пришёл в себя».  

После погружения пострадавший парень не помнил, как он оказался в море. Симптомы глубинной болезни похожи на лунатизм, человек не всегда осознает, где он и что делает. Причиной тому – наркотическое действие азота на нервную систему человека. Азотный наркоз может появиться при ряде совпадающих факторов от глубины и температуры воды до эмоционального состояние дайвера. При соблюдении всех норм и рекомендаций инструктора этого эффекта можно избежать.  

Автор: Софья Скляр 

Редактор: Полина Никулина 

Фото из архивов Владислава Звонкова и Павла Забанова. 

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *